Блокада Катара: поможет ли Москва в разрешении ближневосточного конфликта

Министр иностранных дел Катара встретится с Сергеем Лавровым, чтобы привлечь Москву к разрешению конфликта между Катаром и арабскими странами. Однако Москва вряд ли сможет стать посредником, считают эксперты
image
Фото: Kamran Jebreili / AP
В субботу, 10 июня, министр иностранных дел Катара Мохаммед Бен Абдель Рахман Бен Джасем Аль Тани приедет в Москву, где встретится со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Центральное место в повестке переговоров займет ситуация вокруг разрыва рядом стран дипломатических отношений с Дохой.

Встрече дипломатов предшествовал телефонный разговор, состоявшийся на следующий день, 6 июня, после обострения дипломатического конфликта в Персидском заливе. В ходе разговора главы внешнеполитических ведомств России и Катара выразили серьезную озабоченность в связи с появлением еще одного «кризисного очага» на Ближнем Востоке

«Начало конца ужасов терроризма»

С начала недели десять государств, в том числе Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Египет, разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив Доху во вмешательстве во внутренние дела других стран, в укрывательстве лидеров исламистской ассоциации «Братья-мусульмане», а также в поддержке и финансировании террористических организаций — «Исламского государства» (ИГ) и «Аль-Каид​ы» (все перечисленные организации запрещены в России).

Доха выдвинутые обвинения отрицает и считает их посягательством на суверенитет страны. «Нас изолировали, потому что мы успешны и прогрессивны. Катар — платформа для мира, а не терроризма», — заявил министр иностранных дел Катара. По его словам, Катар «не знает реальных причин» эскалации конфликта. «Если бы были реальные причины, это необходимо было бы выносить на обсуждение в ходе встречи ССАГПЗ [Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива], но этого сделано не было, как не был упомянут этот вопрос и на американо-арабском саммите в Эр-Рияде», — сказал министр. Обе встречи состоялись во время визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию — за две недели до того, как разразился дипломатический скандал в Персидском Заливе.

Реакция Трампа на кризис в Персидском Заливе не заставила себя долго ждать. Уже 6 июня американский лидер написал на своей странице в Twitter: «Во время моей недавней поездки на Ближний Восток я заявил о недопустимости дальнейшего финансирования радикальной идеологии. Лидеры указали на Катар — посмотрите!» В ходе своего визита в Эр-Рияд Трамп также призвал лидеров арабских и мусульманских стран усилить изоляцию Ирана. Американский президент заявил, что действия Саудовской Аравии по изоляции Катара могут быть «началом конца ужасов терроризма». Трамп также призвал короля Саудовской Аравии приложить усилия для объединения стран Персидского залива на фоне эскалации ситуации с Катаром, уточняет Би-би-си.

По данным The Wall Street Journal, ведущие арабские страны работают над составлением списка требований, которые Катар должен будет выполнять для восстановления дипломатических и экономических отношений, рассказали арабские и американские чиновники, участвующие в обсуждениях данного вопроса. Одно из основных требований — значительное сокращение объемов вещания телеканала Al Jazeera. Кроме того, по информации собеседника издания, арабские страны хотят добиться гарантий прекращения финансирования Дохой экстремистских групп. Они также требуют от Дохи разорвать отношения с политическим руководством «Братьев-мусульман», штаб квартира которых находится в Катаре.

Первыми о разрыве связей с Дохой объявили в понедельник, 5 июня, Бахрейн, ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Йемен и временное правительство Ливии, базирующееся на востоке страны. Позже к ним присоединились Коморские острова, Мавритания и Маврикий. Выступившие против Катара страны отозвали свои дипмиссии из Дохи, закрыли наземное, воздушное и морское сообщение с Катаром. Власти этих стран отвели 48 часов дипломатам и 14 дней гражданам Катара на то, чтобы те покинули их территорию. Правительство Иордании решило снизить уровень дипломатического представительства в Катаре и отозвало лицензию на вещание в королевстве у катарского телеканала Al Jazeera — одного из самых популярных на Ближнем Востоке. Офис Al Jazeera также был закрыт в Саудовской Аравии. Кроме того, Катар упрекнули в связях с Ираном и поддержке повстанцев-хуситов в Йемене, осуществивших в 2015 году государственный переворот. В связи с этим возглавляемая Саудовской Аравией коалиция исключила Катар из операции по поддержке законной власти в Йемене.
image
Церемония встречи короля Салмана в Королевском суде в Дохе, Катар. Декабрь 2016 года (Фото: Naseem Zeitoon / Reuters)
«Независимая внешняя политика»

Напряженность в отношениях между Катаром и Саудовской Аравией возникла далеко не сейчас, а наблюдалась как минимум с начала «арабской весны», когда Катар начала все активнее проводить независимую внешнюю политику, заявил РБК старший преподаватель Высшей школы экономики Леонид Исаев. Эксперт указывает на три наиболее важные причины возобновления конфликта. Саудовскую Аравию не устраивает то, что Катар поддерживает те силы, которые выступают против саудовского режима, а именно религиозное сообщество «Братьев-мусульман», объясняет эксперт. Их ячейки являются достаточно серьезным оппонентом властей Саудовской Аравии, открыто выступают против саудовского руководства, более того — ставят его легитимность под сомнение.

Ситуация в регионе обострилась после того, как в конце мая на сайте информационного агентства Катара (QNA) появились выдержки из выступления, которое приписывалось эмиру Катара Аль Тани. В нем говорилось, что «было бы немудро иметь напряженные отношения с Ираном, который является сильной державой и гарантом стабильности в регионе». Позже директор QNA заявил, что сайт был взломан хакерами, а опубликованный текст не соответствует ​действительности. МИД Катара также опроверг размещенные на сайте издания заявления, приписываемые эмиру. На то, что развивающиеся ирано-катарские отношениях могли послужить поводом для дипломатического кризиса в Персидском Заливе, указывает и Исаев. ​«Эр-Рияд ведет по всем фронтам борьбу с иранским влиянием, а Катар тем временем поддерживает потрясающие отношения с Тегераном», говорит эксперт. Саудовскую Аравию раздражает откровенный демарш со стороны Катара, который делает это в открытую, добавил он. Несмотря на попытки оказать давление на Катар, власти страны заявили, что они категорически против любого вмешательства в свою внешнюю политику, независимый курс которой они и в дальнейшем будут проводить.

Не исключена вероятность того, что и Израиль сыграл определенную роль в этом кризисе и смог оказать давление на Белый дом, пишет издание Al-monitor. Тель-Авив, как указывает издание, уже давно недоволен отношениями Катара с Ираном и палестинским движением «Хамас». Штаб-квартира движения и его глава Халед Машааль перебрались из Дамаска в Доху после начала «арабской весны», указывает московский Центр Карнеги.

Конфликт также имеет экономическую подоплеку, отмечает Исаев. «Катар, Иран и Россия — это три главных лоббиста «газовой ОПЕК», первые три страны по запасам природного газа», отмечает Исаев. Главным противником этого «газовой ОПЕК» являются США, Саудовская Аравия и ОАЭ. Газовая составляющая ирано-катарского сотрудничества играет определенную роль в этом конфликте. Колоссальное запасы газовых месторождений на шельфе в Персидском заливе принадлежат Катару. Не исключено, что у ОАЭ и Саудовской Аравии есть какие-то притязания на газовые месторождения и они опасаются создания газового картеля между Ираном и Катаром, который будет составлять серьезную конкуренцию нефтяной ОПЕК, считает Исаев.

image
Палестинцы на митинге в поддержку Катара в южной части сектора Газа (Фото: Zuma / Global Look Press)
Друзья Катара

Во вторник, 6 июня, президент России Владимир Путин в ходе телефонного разговора с эмиром Катара подтвердил «принципиальную позицию России в пользу урегулирования кризисных ситуаций политико-дипломатическими методами. Приверженность России разрешению ситуации путем диалога подтвердил Лавров во время встречи со своим иранским коллегой Джавадом Зарифом на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 9 июня. За необходимость решения проблему дипломатической изоляции и блокады Катара выступил и министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль.

Турция тоже поддержала Катар, выступив с инициативой играть роль одного из посредников в решении конфликта. В четверг, 8 июня, президент Турции Реджеп ​Тайип Эрдоган одобрил законопроект об отправке турецких военных в Катар, который днем ранее поддержал турецкий парламент. Соглашение о создании военной базы Турции в Катаре было подписано в 2014 году, пишет Al Jazeera. База может вместить до 5 тыс. человек, но пока там размещены только 200 турецких военнослужащих. Кроме Турции, Катар поддержал Иран — геополитический конкурент Саудовской Аравии. Тегеран и Анкара обещали оказать помощь Дохе с продовольствием. Россия также выразила готовность нарастить поставки продовольствия в Катар.

7 июня турецкий министр иностранных дел и президент встретились с главной МИД Ирана, чтобы обсудить проблемы безопасности в регионе на фоне экономической и политической блокады Катара. Изоляция Дохи не будет способствовать разрешению противоречий в регионе, сказал Эродоган, подчеркнув, что Катар является страной, которая «ведет эффективную борьбу с террористами».

Решение Анкары поддержать Доху означает, что Турция рассматривает Катар как одного из ключевых партнеров в регионе и не собирается менять свою политику, несмотря на внешние обстоятельства, сказал телеканалу Al Jazeera Кан Касапоглу, эксперт из Центра экономических и внешнеполитических исследований EDAM в Стамбуле.Турция стремится быть гарантом безопасности в Катаре и играть более активную посредническую роль в снижении напряжения на фоне политической конкуренции между Ираном и Саудовской Аравией, сказал РБК Волкан Оздемир, эксперт кафедры евразийских исследований в Ближневосточном техническом университете в Анкаре.

Россия готова предложить при необходимости посреднические услуги, чтобы разрешить конфликт в кратчайшие сроки, но вопрос в том, насколько Москва может оказать влияние на обе стороны конфликта, сказал РБК Василий Кузнецов, эксперт Института востоковедения РАН. «Большой необходимости в посредничестве в этом конфликте нет, потому что в нем задействованы две стороны (Катар и Саудовская Аравия. — РБК), которые знают друг друга хорошо и решают проблемы друг с другом обычно напрямую». Перед Турцией и Россией открывается возможность к новому сотрудничеству, однако она может быть ограничена двумя обстоятельствами. «Первое обстоятельство — это факт, что Катар является государством ССАГПЗ. Второе обстоятельство — географическое: единственная сухопутная граница у Катара — с Саудовской Аравией, поэтому, вероятнее всего, этот конфликт будет решаться на двусторонней основе или на многосторонней — в рамках ССАГПЗ», — отмечает Кузнецов.

Авторы: Анжелика Басисини, Павел Кошкин

//www.rbc.ru


Поделиться с друзьями:   

Смотрите так же:

Добавить комментарий

Войти с помощью: