ДЖААФАР ИБН АБУ ТАЛИБ

ДЖААФАР ИБН АБУ ТАЛИБ
В роду Абд Манафа[1] было пять мужчин, чрезвычайно похожих на Посланника Аллаха. Это сходство было настолько поразительным, что люди со слабым зрением часто путали Пророка с этими мужчинами.
Не сомневаюсь, что тебе, о мой читатель, хотелось бы узнать, кто же были эти пятеро, так похожие на пророка Аллаха.
Давайте же познакомимся с ними поближе.
Вот эти люди: Абу Суфьян ибн аль-Харис ибн Абдель Мутталиб, который был сыном дяди Посланника Аллаха и его молочным братом.
Вторым был Кусам ибн аль-Аббас ибн Абдель Мутталиб, также сын дяди Пророка.
Третьим был дед имама аш-Шафии ас-Саиб ибн Убайд ибн Абд Йазид ибн Хашим.
Четвёртым был аль-Хасан ибн Али, сын дочери Посланника Аллаха и его внук.
Пятым же был Джаафар ибн Абу Талиб, брат предводителя правоверных Али ибн Абу Талиба.
Так давай же, о мой читатель, я поведаю тебе о некоторых ярких событиях в жизни Джаафара.
Несмотря на свою знатность в племени курайшитов и высокое положение среди них, Абу Талиб был бедным и многодетным человеком.
Положение ёще больше ухудшилось из-за сильнейшей засухи, постигшей курайшитов в тот год. Посевы погибли, произошёл падёж скота, и люди были вынуждены глодать высохшие кости.
Среди хашимитов самыми богатыми людьми в то время были Мухаммад ибн Абдулла и его дядя аль-Аббас.
Как-то Мухаммад сказал аль-Аббасу: “О дядя! У твоего брата Абу Талиба большая семья, а из-за засухи и отсутствия дождей начался голод среди людей. Давай поедем к нему и немного облегчим его существование: я возьму одного из его сыновей, а ты другого, и выкормим их. Тем самым мы уменьшим количество ртов в его семье”.
Аль-Аббас сказал: “Ты призвал к добру и настоял на благотворительности”.
Затем они отправились к Абу Талибу и, придя к нему, сказали: “Мы хотим немного облегчить твоё тяжкое бремя содержания такой большой семьи и уменьшить беду, постигшую людей”.
Абу-Талиб сказал им: “Если вы оставите мне Акила[2], то делайте, как считаете нужным…”
Мухаммад взял в свою семью Али, а аль-Аббас – Джаафара.
Когда Али жил у Мухаммада, Аллах ниспослал ему истинную и праведную религию, и он стал первым юношей, уверовавшим в Ислам.
Джаафар продолжал жить в доме своего дяди аль-Аббаса, пока не возмужал, принял исламскую веру и стал самостоятельным человеком.
С самого начала Джаафар ибн Абу Талиб и его жена Асма, дочь Умайса, стали искренними приверженцами светлого пути истины.
Они приняли исламскую веру у правдивого Абу Бакра ещё до того, как Посланник Аллаха вступил в дом аль-Аркама.
Хашимитский юноша и его молодая жена сполна испытали на себе, как и все первые мусульмане, гонения и преследования со стороны курайшитов. Однако они стойко перенесли все обиды, поскольку твёрдо знали, что путь в Рай тернист, мучителен и чрезвычайно сложен. Но особенно отравляло их существование, а также жизнь их братьев в Исламе то, что курайшиты не позволяли им совершать религиозные обряды Ислама и наслаждаться истинным поклонением, следя буквально за каждым их шагом.
В подобной ситуации Джаафар ибн Абу Талиб попросил у Посланника Аллаха позволения переселиться вместе с женой и группой сподвижников в Эфиопию. Пророк разрешил им сделать это, хотя ему было грустно расставаться с ними.
Разумеется, Джаафару было очень нелегко убеждать чистых и невинных людей покинуть свою родину, обжитые дома, где прошли их детство и юность, единственная вина которых состояла в том, что они сказали: “Наш Господь — Аллах”.
Вместе с тем, у Пророка не было силы и могущества, чтобы уберечь людей от козней курайшитов.

***

Во главе с Джаафаром ибн Абу Талибом первые мусульманские переселенцы прибыли на землю Эфиопии, где и обосновались под опекой и защитой справедливого и праведного эфиопского негуса. Впервые с тех пор, как эти люди приняли Ислам, они обрели чувство безопасности и испытали наслаждение истинного поклонения, когда никто и ничто не омрачало чистоту их подлинного счастья.
Как только курайшитам стало известно, что группа мусульман переселилась в Эфиопию, царь которой гарантировал защиту их религии и свободу вероисповедания, они начали вынашивать планы убийства мусульман или их насильственного возвращения с целью посадить в тюрьму.
Но давайте дадим здесь слово Умм Саламе, чтобы она всё рассказала сама, будучи очевидцем этих событий.
Итак, Умм Салама, которая стала одной из жён Пророка, рассказала следующее:
“Вступив на землю Эфиопии, мы обрели добрых соседей и подлинную безопасность для нашей религии. Мы смогли свободно поклоняться Господу нашему, Всевышнему Аллаху, не опасаясь вреда со стороны кого бы то ни было или чьих-то злых высказываний. Когда об этом стало известно курайшитам, они задумали недоброе против нас и послали к негусу двух своих сильных людей: Амра ибн аль-Аса и Абдаллу ибн Абу Рабиа. Вместе с ними курайшиты направили богатые дары для негуса и его епископов из того, чем славилась земля Хиджаза. При этом посланцам было сказано, чтобы они одарили каждого епископа, прежде чем начнут обсуждать наш вопрос с царём Эфиопии”.
По прибытии в Эфиопию посланцы курайшитов встретились с епископами и одарили каждого из них, никого не забыв. При этом каждому епископу было сказано следующее: “На земле царя Эфиопии поселилась группа наших юных глупцов, отвергнувших религию своих отцов и дедов, а также внёсших раскол в свою нацию. Когда мы скажем об этом царю, подскажите ему, чтобы он выдал их нам, ничего не спрашивая об их религии. Вожди их народа хорошо знают их и осведомлены об них вероубеждении.
— Да… — ответили епископы.
Умм Салама продолжала свой рассказ:
“Для Амра и его спутника не было ничего ненавистнее и неприятнее, чем видеть, как негус приглашает кого-нибудь из нас и выслушивает его”.

***

После этого оба посланца курайшитов пришли к негусу и преподнесли ему богатые дары, которым он очень обрадовался, и пришёл в восхищение. Затем посланцы сказали ему:
— О царь Эфиопии, в твоём царстве нашла убежище кучка отщепенцев из нашего народа. Они исповедуют религию, которая неизвестна ни нам, ни вам. Эти люди отвергли нашу религию и не приняли вашу. Нас послали к тебе вожди и руководители их народа, чтобы ты выдворил их обратно. Нашим мудрецам хорошо известно, какую смуту они творят.
Негус посмотрел на своих епископов, которые сказали:
— Истинно так, о царь… Их народ лучше знает их, а также то, что они сотворили. Выдай им этих людей, и пусть они сами с ними разбираются.
Царь сильно разгневался, услышав такие речи своих епископов, и сказал:
— Но нет, клянусь Господом, я никому не выдам этих людей, пока не призову их к себе и не расспрошу их о том, что им приписывают. Если они такие, как говорят эти люди, то я отдам им их. Если же дело обстоит иначе, то я защищу их, и буду жить с ними в мире, пока им нужна будет моя защита”.

***

Умм Салама продолжала:
“Затем негус послал за нами, чтобы мы прибыли для встречи с ним. Прежде чем отправиться к негусу, мы собрались посовещаться. Некоторые сказали: “Царь начнёт расспрашивать вас о вашей религии, поэтому говорите откровенно о том, во что веруете. Пусть от имени вас всех говорит Джаафар ибн Абу Талиб, а другие молчат”.
После этого мы отправились к негусу, который позвал также своих епископов. В своих зелёных рясах и клобуках[3] они расселись справа и слева от царя, разложив вокруг себя свои книги. У царя находились также Амр ибн аль-Ас и Абдулла ибн Абу Рабиа.
Когда все приготовились, негус обратился к нам:
— Что же это за религия, которую вы себе придумали и из-за этого отказались от религии вашего народа? Почему вы не приняли мою религию или любую другую из существующих религий?
Вперёд выступил Джаафар ибн Абу Талиб и сказал:
“О царь, мы были невежественным народом, поклонялись идолам, ели мертвечину, творили грехи, не поддерживали родственных связей, не уважали соседей, а сильный из нас уничтожал слабого. В таком состоянии мы и пребывали до того как Аллах ниспослал нам Своего Посланника из нашей среды, честность, правдивость и целомудрие которого нам хорошо известны…
Он призвал нас к Аллаху, единобожию и поклонению только Ему Одному, а также к отказу от поклонения камням и идолам, которым ранее поклонялись мы и наши отцы…
Он повелел нам всегда говорить правду, быть честными, поддерживать родственные связи и добрые отношения с соседями, не совершать недозволенных действий и не проливать напрасно кровь. Он запретил нам непристойности, говорить ложь, отбирать деньги у сирот и порочить целомудренных женщин.
Он повелел нам поклоняться Одному Аллаху, ничего не приобщая к Нему, совершать намаз, выплачивать закят и поститься в месяц Рамадан…
Мы поверили ему, уверовали в него и последовали за ним в том, с чем он пришёл от Аллаха. Мы позволяли себе то, что нам было дозволено, и не разрешали того, что нам было запрещено.
А наш же народ, о царь, отнёсся к нам враждебно и подверг нас тягчайшим испытаниям, чтобы мы отказались от нашей религии и вернулись к поклонению идолам…
Когда они обошлись с нами так несправедливо, всячески притесняя нас, творя беззаконие, препятствуя нам исповедовать нашу религию, мы переселились в твою страну, отдав тебе предпочтение среди других властителей, надеясь жить в добрососедстве с тобой, не подвергаясь несправедливости с твоей стороны”.
Обратившись к Джаафару ибн Абу Талибу, негус спросил:
— Имеешь ли ты с собой что-нибудь из того, с чем ваш Пророк пришёл от Аллаха?
— Да, — ответил Джаафар.
— Тогда прочти мне что-нибудь, — попросил царь.
Джаафар прочитал:
Каф, Ха, Йа, Айн, Сад[4]. Сие есть повествование о милости, оказанной твоим Владыкой слуге Его, Закарии, когда он воззвал к Владыке своему втайне.
Он сказал: “Владыка мой, ослабли кости мои, и голова моя блещет сединой, но никогда, Владыка мой, не был лишён благословения мой намаз к Тебе”.
(Марйам, 1 – 4)
И далее он закончил вступительную часть этой суры”.
Умм Салама продолжала свой рассказ далее:
“Услышав всё это, негус прослезился. Его епископы также расплакались так сильно, что промокли их книги. Именно до такой степени их всех растрогали слова Аллаха…
После этого негус сказал нам:
— То, с чем пришёл ваш Пророк, и то, с чем пришёл Иса, проистекает из одного источника.
Затем, обратившись к Амру и его товарищу, он сказал:
— Отправляйтесь обратно. Я вам этих людей никогда не выдам”.
Умм Салама продолжала:
“Когда мы вышли от негуса, Амр ибн аль-Ас обрушился на нас с угрозами, а затем сказал своему товарищу:
— Клянусь Аллахом, я завтра опять пойду к царю и расскажу ему о них такое, что наполнит его душу гневом и отвратит его сердце от них. После того, что царь узнает о них, он будет вынужден физически истребить их.
Абдулла ибн Абу Рабиа возразил:
— Не делай этого, о Амр! Всё-таки они наши близкие, хотя и расходятся с нами во мнении.
Амр воскликнул в ответ:
— Ты это брось… Клянусь Аллахом, я расскажу царю такое, что выбьет у них почву из-под ног… Ей-богу, я скажу ему, что они считают Ису ибн Марйам[5] рабом…”

***

Придя на следующий день к негусу, Амр обратился к нему со следующими словами:
— О царь! Эти люди, которым ты дал убежище и предоставил свою защиту, говорят очень серьёзные вещи об Исе ибн Марйам.
Негус послал за ними и спросил их о том, что они говорят об Исе.
Умм Салама продолжала:
“Когда мы узнали об этом, нас охватило сильное волнение и беспокойство, которого мы раньше никогда не испытывали.
Одни люди начали спрашивать других:
— А что же вы скажете об Исе ибн Марйам, если царь спросит вас о нём?
Тогда мы сказали:
— Клянёмся Аллахом, мы скажем о нём только то, что говорил Аллах, и ни на йоту не отступим от того, с чем пришёл наш Пророк. Ну а дальше будь что будет.
Дальше мы договорились между собой, что от нашего имени, как и в первый раз, будет говорить Джаафар ибн Абу Талиб.
Когда мы прибыли к негусу по его вызову, то увидели, что у него находятся все епископы, как и в первый раз. Здесь же находились Амр ибн аль-Ас и его товарищ.
Когда мы предстали перед негусом, он первый обратился к нам с вопросом:
— Так что же вы говорите об Исе ибн Марйам?
Джаафар ибн Абу Талиб ответил:
— Истинно, мы говорим о нём только то, с чем пришёл наш Пророк.
Негус спросил:
— А что же ваш Пророк говорит о нём?
Джаафар ответил:
— Он говорит о нём: “Это раб Аллаха и Его Посланник, а также Его Дух и Его Слово, ниспосланные Аллахом Непорочной Деве Марйам”.
Едва негус выслушал слова Джаафара, как ударил рукой по земле и воскликнул:
— Иса ибн Марйам ни на йоту не отошёл от того, с чем пришёл ваш Пророк…
Среди епископов, сидящих вокруг негуса, поднялся ропот осуждения того, что они услышали от него…
— Можете роптать… — сказал негус и обратился к нам: — Идите, и вы в безопасности. Если кто-нибудь обругает вас, то заплатит за это, а если причинит зло, то будет сурово наказан… Клянусь Аллахом, мне не хотелось бы стать обладателем горы золота, если из-за этого кто-то из вас пострадает.
Посмотрев на Амра и его товарища, царь сказал:
— Верните этим двум людям их дары. Они мне не нужны”.
Умм Салама продолжила свой рассказ:
“Подавленные и разочарованные уходили Амр и его спутник, глубоко переживая свою неудачу. А мы продолжали жить под защитой негуса, будучи самыми добрыми соседями”.

***

В спокойствии и безопасности Джаафар ибн Абу Талиб и его жена целых десять лет прожили в Эфиопии, пользуясь гостеприимством её царя.
В седьмом году по Хиджре они вместе с группой мусульман покинули Эфиопию и направились в Йасриб. Достигнув цели, они встретились там с Посланником Аллаха, который только что вернулся в Йасриб после успешного похода на Хайбар[6], в котором Аллах ниспослал ему удачу и победу.
Посланник Аллаха так сильно обрадовался встрече с Джаафаром, что воскликнул:
— Не знаю даже, чему я больше рад! Победе в Хайбаре или же прибытию Джаафара.
Радость всех мусульман в целом, и бедных среди них в частности, приезду Джаафара была нисколько не меньше, чем радость Посланника Аллаха.
Джаафар был известен своей беспредельной добротой, милосердием и благотворительностью в отношении слабых и неимущих. Его даже прозвали “отцом бедняков”.
Абу Хурайра рассказывал о нём:
“Лучшим из людей по отношению к нам, беднякам, был Джаафар ибн Абу Талиб. Он приводил нас к себе домой и кормил тем, что у него было. Однажды, когда в доме у него не было еды, Джаафар принёс нам пустой мешочек из-под масла. Мы порвали его и слизывали то, что прилипло к внутренним стенкам…”

***

Однако пребывание Джаафара ибн Абу Талиба в Медине не было долгим.
В начале восьмого года по Хиджре Посланник Аллаха снарядил армию для похода в аш-Шам против византийцев. Назначив командовать армией Зайда ибн Харису, он сказал:
— Если Зайд будет убит или ранен, то командование армией перейдёт к Джаафару ибн Абу Талибу. Если Джаафар будет убит или ранен, то командующим станет Абдулла ибн Раваха. Если же и Абдулла ибн Раваха будет убит или ранен, то тогда пусть сами мусульмане выберут себе командира.
Когда на подступах к аш-Шаму мусульмане подошли к иорданской деревне Мута, то обнаружили, что им противостоит византийская армия численностью в сто тысяч воинов, а также армия союзников византийцев из арабских христиан племён Лахм, Джузам, Кудаа и других в составе ещё ста тысяч воинов.
Армия мусульман насчитывала всего три тысячи воинов.
Едва завязалось ожесточённое сражение, как смертью храбрых лицом к противнику пал Зайд ибн Хариса.
Тут же со своего белого коня соскочил Джаафар ибн Абу Талиб и подрезал ему жилы на ногах, чтобы противник не смог им воспользоваться. Джаафар подхватил знамя мусульман и глубоко ворвался в ряды византийцев, восклицая:
“Как прекрасен Рай и его приближение,
Он великолепен, и прохладен райский напиток.
А византийцев скоро постигнет суровая кара, 
И я должен убивать этих безродных неверных
Всякий раз, как я их встречаю”.
Джаафар яростно и неукротимо сражался в гуще врагов, пока ему не отрубили правую руку. Как только он взял знамя в левую руку, вражеский воин отсёк ему и левую руку. Тогда Джаафар положил знамя себе на грудь, придерживая его уцелевшими предплечьями. Третий страшный удар противника рассёк его тело пополам. Тогда мусульманское знамя подхватил Абдулла ибн Раваха и продолжал сражаться до тех пор, пока не последовал за двумя своими соратниками.

***

Посланнику Аллаха сообщили о гибели трёх его командиров, и это известие привело его в состояние сильнейшей грусти и печали. Посланник Аллаха отправился в дом своего двоюродного брата Джаафара ибн Абу Талиба и там встретил его жену Асму, которая готовилась к встрече мужа. Она замесила тесто, искупала своих сыновей, побрызгала их благовониями и приодела.
Сама Асма рассказывала:
“Когда к нам пришёл Посланник Аллаха, я заметила, что его светлый лик омрачён печалью. В мою душу закрался страх, но я не хотела спрашивать его о Джаафаре, опасаясь услышать трагическую весть.
Пророк поздоровался, а затем сказал: “Приведи детей Джаафара”. Я позвала их к нему.
Радостные дети с весёлыми возгласами бросились к Пророку и обступили его со всех сторон, причём каждый пытался обратить на себя его внимание. Посланник Аллаха приник к детям, начал вдыхать их аромат, а в его глазах заблестели слёзы.
Я спросила:
— О Посланник Аллаха, ты для меня вместо отца и матери. Заклинаю тебя, ответь, почему ты плачешь? Тебе что-нибудь сообщили о Джаафаре и его товарищах?
— Да, — ответил Пророк. — Они погибли сегодня…
Улыбки тут же исчезли с лиц малышей, когда они услышали плач и рыдания своей матери. Они безмолвно застыли на своих местах.
Посланник Аллаха удалился, утирая слёзы со своего лица и приговаривая:
— О Аллах, сохрани Джаафара в его сыне! О Аллах, сохрани Джаафара в его потомстве!
Затем он сказал: “Я увидел Джаафара в Раю с крыльями, обагрёнными кровью”.


[1]   Абд Манафа был одним из дедов посланника Аллаха, а род Абд Манафа находился в близком родстве с Пророком, да благословит его Аллах и приветствует.
[2]   Акил – сын Абу Талиба, старший брат Али.
[3]   Клубок – высокий монашеский головной убор.
[4]   Ты Достаточен для всех, и Ты – Истинный Руководитель, о Всеведущий, Правдивый Господь.
[5]   Иисуса, сына Марии.
[6]   Хайбар – крепости и укрепления иудеев, которые завоевал Посланник Аллах, да благословит его Аллах и приветствует, в седьмом году по Хиджре, захватив богатые трофеи.

Поделиться с друзьями:   

Смотрите так же:

Добавить комментарий

Войти с помощью: