Скотт Линч: «Впервые в жизни я осознал Истину»

image

Я принял Ислам примерно 2 года назад, а мой путь к нему продолжался в течение двух десятилетий. Аллах – это данность и реальность в жизни тех людей, кто услышал Его послание. Мне потребовалось примерно два десятка лет, чтобы Слово Всевышнего достигло моего сердца. После этого я открыл для себя Ислам.

На Западе никто не воспринимает меня как типичного мусульманина. Большинство моих соотечественников имеет такой стереотип мужчины, который исповедует Ислам: темная кожа, черные волосы, борода, родом из Азии или с Ближнего Востока, носящий скромную одежду и часто покрывающий голову шапочкой.

Я же выгляжу совершенно иначе и похож на среднестатистического американского парня: светлые волосы, голубые глаза, родом из христианской протестантской семьи. Однако стоит заметить, что мусульмане имеют разное происхождение, внешность, культуру, национальность и языки. Их объединяет Ислам.

Когда я был маленьким, моя семья часто переезжала, однако мой мир был сосредоточен вокруг так называемого «библейского пояса» в Августе, Спартанбурге и Гринвилле. Я рос в нормальной, любящей и богобоязненной семье, и мои родители до сих пор счастливы в браке, даже несмотря на то, что со дня их свадьбы прошло уже больше 30 лет. Также у меня есть младший брат.

Мой отец был священником в баптистской церкви более 25 лет. Как вы можете догадаться, первые 18 лет своей жизни каждое воскресное утро я ходил в церковь, также днем для посещения храма была среда и другие дни, когда там зажигались огни. Поэтому я рос в окружении веры в Иисуса и Всевышнего, или, лучше сказать, в страхе Всевышнего и Иисуса.

Как и большинство подростков, я боялся не верить в религию своих родителей. Однако что-то было не так. Я не прекращал думать, даже в 10-летнем возрасте: «Эта история Иисуса звучит нелогично для меня». Даже в столь раннем детстве я не мог принять божественность Иисуса и представление о спасении в христианстве – то, что он умер ради искупления моих грехов.

Как и все мои друзья в церкви, я был крещен и прошел обряд посвящения в подростковом возрасте. Все это выглядит для многих как ритуал, а не как искреннее решение, или же то, что делают многие. Я тихонько сидел на церковной скамейке, размышляя о фундаментальных основах христианской теологии. Родители, друзья и коллеги моего отца наставляли меня в детстве и все молились за мое спасение.

Однажды, воскресной ночью, я почувствовал какое-то давление. Тогда мне было 12 лет и моя семья находилась в Первой баптистской церкви Северного Спартанбурга в штате Южная Каролина. После феерической церемонии, на которую пришло очень много людей, отец подошел ко мне и сказал: «Сынок, хочешь ли ты впустить Иисуса в свое сердце? Кажется, пришла пора сделать это».

Устав ото всех настойчивых просьб, ото всех «Скотт, мы молимся за тебя», устав постоянно чувствовать себя не принадлежащим к общине, я солгал ему и ответил: «Да, отец» — и вложил в эти слова обращение к нему не как к родителю, а как к духовному наставнику, для которого у христиан употребляется одно и то же слово. Той ночью я повторил слова клятвы за отцом и предположил, что впустил Иисуса в сердце. Я был представлен церковной общине как новый христианин, крещен и немедленно стал ее частью. Однако внутри меня оставалась пустота.

Следующие 5 лет я играл роль примерного сына священника. Я начал ходить на курсы изучения Библии, ездил в летний миссионерский лагерь и даже помог некоторым людям «спастись», так как они стали христианами благодаря мне. Все это было под покровом большой лжи – той ночью, когда мне было 12 лет и я согласился креститься, однако я так и не впустил Иисуса в свое сердце.

К тому моменту, когда я окончил школу и пришло время выбирать колледж, я думал только об одном: религиозная свобода. Я видел открывающиеся возможности в этом, так как смог бы находиться вдалеке от родителей и познакомиться с мировыми религиями. Так я переехал в городок Рок-Хилл, находящийся в 70 милях от нашего дома, и поступил в Уинтроп-колледж. Однако переезд из одного уголка «библейского пояса» в другой не особо помог мне в духовном поиске.

Рок-Хилл был гораздо меньше, чем городок, где я вырос, но здесь было больше церквей, чем в столице. И единственное различие было в том, какую форму христианства выбрать на этой неделе. Я стремился находиться рядом со свободомыслящими профессорами, которые помогли мне в духовных поисках, подсказав различные способы найти ответы на интересующие вопросы. Иногда я заставлял себя выйти из зоны комфорта, однако все заканчивалось на еще одном течении христианства.

За те два года, что я провел в крошечном Рок-Хилле, я присоединился к общинам римской католической, греческой православной церкви, пятидесятникам и многим другим официально не зарегистрированным конфессиям. Так продолжалось до тех пор, пока я через несколько лет не обратил внимание на другие религии.

На расстоянии взглядов «избранных людей»

Я не был удовлетворен столь скудным выбором конфессий и покинул Рок-Хилл, поступив в университет Южной Каролины, который находился в столице штата Колумбия – городе с населением полмиллиона человек. Я думал: «Наверняка я смогу найти там представителей других конфессий».

Снова я выбрал специализацию в области религий. Во время предыдущего курса обучения я интересовался иудаизмом, однако не на духовном, а на академическом уровне. Мне очень нравился иврит: я 4 года занимался сравнением библейского языка и того, на котором говорят современные евреи. Также я преуспел в чтении оригинальных текстов и иудейских молитв.

Благодаря тому, что один из моих профессоров был также раввином, я сумел закончить иудейскую школу, и по сей день, много дет спустя, я легко понимаю тексты на иврите. Я глубоко погрузился в основы этой религии, однако, как и в случае с христианством, я чувствовал пустоту. Я спрашивал себя: «Если евреи – избранный народ, то есть ли мне место среди них?»

Во время обучения в университете Южной Каролины я бросил мимолетный взгляд на Ислам, так как посещал спецкурс «Исламские институты и традиции». Занятия вел немусульманин, окончивший египетский вуз, который казался мне авторитетным, однако эти занятия не дали мне практически ничего, кроме хороших учебников. Половина слушателей курса были мусульмананми, поэтому я однажды с сокурсниками побывал в мечети и увидел впервые, как совершается намаз. Меня впечатлила простота и искренность Ислама, где верующий напрямую обращается к Аллаху в молитве.

Соприкосновение с Исламом – как в классе, так и в мечети – стали семечком, которое попало в сердце и укоренялось там в течение последующих десяти лет. После получения диплома я сосредоточился на работе и карьере, а затем постепенно пришел к мысли, что религии не для меня и мне суждено быть агностиком. Я знал, что где-то существует Единый Всевышний, однако так толком ничего не знал о Нем.

Мне кажется, что в христианстве и иудаизме нет точного и адресного поклонения Творцу. По долгу службы я много поездил по Соединенным Штатам и в итоге осел в Форте-Коллинз, штат Колорадо. Однажды я прогуливался, созерцая великолепные горы, прерии и просторы этой местности, и снова начал размышлять о концепции «бога». Как может существовать такая красота и порядок в мире, а Творец при этом не представил Себя человечеству? Я вспомнил весь свой религиозный опыт за последние 10-15 лет.

Я подумал о христианстве и сказал: «Нет, я до сих пор не могу принять учение Иисуса». Затем я подумал об иудаизме и снова ответ: «Нет, я не смогу ужиться с еврейскими традициями и веру в избранность этого народа». В итоге я задумался об Исламе. Мое восприятие этой религии базировалось на нескольких моментах: занятиях в университете, посещении мечети в Колумбии и информации из СМИ – и как я сейчас понял, которые не особо осведомлены в реальном положении вещей. Я начал изучать основные постулаты Ислама и решил отринуть стереотипы, пытаясь узнать правду. После этого я сделал следующие выводы:

— в Исламе существует незыблемое провозглашение Единого Всевышнего и монотеизм, в отличие от других религий;

— мусульмане верят, что у Творца нет сотоварищей;

— Всевышний проявлял Себя через пророков и направлял людям Своих посланников, избранных из числа людей;

— Ислам – это не просто религия, а образ жизни.

С этими пунктами я был полностью согласен.

Чтение Корана

После чтения книг об Исламе я хотел погрузиться глубже в основы этой религии и решил найти мусульман. В то время я работал в огромной компании с численностью сотрудников свыше 1000 человек. Так я подумал: «Наверняка среди них найдется один или два человека, кто бы ответил на мои вопросы».

Мои поиски не были долгими – я встретил мягкого, вежливого мусульманина по имени Хани и объяснил, что хочу узнать больше о его вере. Для начала он посоветовал прочитать Коран – Слово Аллаха, переданное Пророку Мухаммаду (салляллаху алейхи ва саллям). Хани даже подарил мне экземпляр Священной Книги, на арабском и английском языках, который я храню до сих пор. Он сопроводил это словами, тронувшими меня до глубины души: «Пусть Аллах направит нас на истинный путь».

Я начал читать Коран, и, к моему удивлению, он оказался наполненным смыслами. Я знал немало о христианстве и иудаизме, однако эта Книга словно сложила фрагменты мозаики. Я нашел подтверждение многим сомнениям относительно этих двух религий и получил карту, в которой нуждался. После прочтения только одной части Корана я сказал себе: «Я в это верю и потому должен стать мусульманином».

Однако что скажет моя семья и друзья? Что подумают коллеги? Так в течение нескольких месяцев я не давал волю чувствам и потихоньку изучал Ислам. Я прочел и другие книги, подписался на рассылки мусульманских сайтов, смотрел исламские видео и даже начал учить молитвы. Из всех увиденных аспектов ислама именно намаз произвел на меня наиболее сильное впечатление. Как и люди на видео, я также хотел лежать распростертым ниц и устремляться к Великому Создателю. В результате после 8 месяцев общения с Хани он почувствовал, что я готов сделать следующий шаг.

В начале января 2001 года он пригласил меня в исламский центр Форта-Коллинз, где совершают поклонения более тысячи мусульман, живущих в Северном Колорадо. Это был намаз фаджр, который читают до восхода солнца. На часах было 6.15 утра. Можете представить, почему вначале крутилась мысль: «Всевышний, почему Ты желаешь, чтобы я просыпался в такую рань в холодное зимнее утро и поклонялся Тебе?»

Я не спал толком всю ночь перед поездкой в исламский центр, так как чувствовал, что меня призывают сделать что-то. Утром я встретился с Хани, мы поехали, и перед входом он проинструктировал меня, как нужно себя вести и снять обувь в коридоре. Я шел за ним через просторное помещение, а потом он показал мне место, где мусульмане совершают вуду – омовение перед встречей с Аллахом.

Затем мы вошли в молитвенный зал – большое, простое и тихое помещение. Здесь также было много книг, преимущественно на арабском, и место, обращенное в одном направлении – к Каабе в Мекке, где совершались первые поклонения Аллаху. Второй раз в жизни я своми глазами видел то, что показывали на видео – людей, распростертых перед Создателем. Однако сейчас у меня было иное осознание происходящего. По телу пробежали мурашки, и я захотел молиться так же, как и мужчины вокруг меня.

Прозвучал призыв к богослужению, азан, и Хани спросил меня, хочу ли я совершить намаз. Я в нетерпении воскликнул: «Да!» Тогда он посоветовал просто повторять все движения вслед за имамом и верующими. И впервые я молился так, как это угодно Аллаху. Я не знал значения всех слов, однако они произвели на меня глубокое впечатление. После намаза Хани спросил, не хочу ли я стать мусульманином. И снова я ответил: «Да!» До этого я много раз пытался произнести шахаду, и в то холодное зимнее утро я произнес слова свидетельства веру перед мусульманами. Так я стал одним из них, альхамдулиллях.

В тот момент, когда я говорил: «Ля иляха илляАллах Мухаммад расуль Аллах» — «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – Его пророк», я почувствовал странную волну в сердце. Я чувствовал, что наконец нашел то, что искал. И впервые в жизни я был полностью уверен, что знаю Истину – и это Аллах.

Прошло уже несколько лет с тех пор, как я стал мусульманином. Было ли мне легко идти по этому пути? Не всегда. Приходилось ли мне бороться и испытывать сомнения? Безусловно, ведь я же человек. Так или иначе, последние годы я смело могу назвать лучшими в жизни. Аллах благословил меня верой. Я обрел мир и гармонию в сердце, и это неописуемое чувство, так то минута за минутой, час за часом, день за днем я пытаюсь как можно лучше выполнять предписания моей религии. Поэтому я хочу сказать всем братьям и сестрам, мусульманам и немусульманам: пусть Аллах ведет нас по правильному пути.
Ислам и семья.ру


Поделиться с друзьями:   

Смотрите так же:

Добавить комментарий

Войти с помощью: