Татарский друг Ибн Сауда

Татарский друг Ибн Сауда

Как известно, после 1938 года СССР не имел дипломатических отношений с Саудовской Аравией.  Страны обменялись дипмиссиями лишь в 1990 году. Мало кто знает, что причиной дипломатической размолвки 1938 года между двумя молодыми государствами была дружба короля Ибн Сауда и полномочного представителя СССР Карима Абдрауфовича Хакимова, известного на Востоке как «Красный паша».

Карим Абдрауфович Хакимов  родился 28 ноября 1892, в деревне Дюсяново Белебеевского уезда Уфимской губернии в татарской семье. Будущий дипломат получил традиционное мусульманское образование в медресе. Там же он подрабатывал прислугой у богатых учеников, учил купеческих детей грамоте. В 1908- перебрался в Оренбург, где продолжил обучение в знаменитом джадидском медресе «Хусаиния», а затем, в 1910 г. учился в не менее знаменитом медресе «Галия» в Уфе. Благодаря учебе в таких прогрессивных учебных заведениях Карим  Хакимов получил добротные знания и в области и общеобразовательных дисциплин, и, помимо традиционных арабского и персидского языков, освоил также и русский язык. Все они очень пригодились ему в будущем.

С 1917 г. биография Карима Хакимова вступила в фазу кардинальных перемен, попав в водоворот социально-политических потрясений и войн. В начале он стал членом мусульманского Харби Шура (Военного Совета) в Оренбурге, созданного для защиты Поволжья от красных. Однако потом перешел на сторону красных, что было неудивительно для молодого человека, на себе испытавшего унижения социального неравенства. Карим Хакимов воевал с атаманом Дутовым, создавал мусульманские части Красной Армии, Татаро-Башкирскую Советскую республику. Вступил в РКП(б), служил в политотделе туркестанского фронта, затем секретарем ЦК Туркестанской, позднее — ЦК Бухарской компартии. В 1920 году Хакимова назначили заместителем полномочного представителя РСФСР в Бухарской Народной Советской Республике (полпредом был В. В. Куйбышев).

Служба в неспокойной Бухаре позволила Кариму Абдрауфовичу получить незаменимый опыт дипломатической работы. Вскоре его карьера совершила очередной поворот: с 1921 г. он был назначен генеральным консулом РСФСР в Персии, в городе Мешхед. Здесь ему было поручено наблюдать за выполнением иранцами обязательств советско-иранского договора от 26 февраля 1921 г. Для татарина, получившего образование в медресе и, соответственно, владевшего персидским языком это было не так уж трудно. Он проявил себя на новом месте достаточно хорошо и черед два год, в 1923 г. был переведен на должность генерального консула СССР в город Решт,  где принимал непосредственное участие в работе смешанной советско-иранской пограничной комиссии.

Татарский друг Ибн Сауда

Тем временем на Ближнем Востоке начиналась новая эпоха. С политической карты мира исчезла некогда могучая Османская империя, открыв путь для неизбежных социальных перемен и политического переустройства освободившихся территорий. Аравийский полуостров оказался в сфере внешнеполитических интересов большевиков с 1920, когда произошел захвата англичанами Хиджаза. Именно в тот момент муфтий Г. Баруди призывал Советскую власть оказать мусульманам помощь в изгнании англичан из Стамбула, Мекки и Медины. Тогда вмешаться не удалось, поскольку в стране шла война.

Но в уже в декабре 1922 г. в ходе работы Лозаннской конференции состоялась встреча наркома иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерина с представителем короля Хиджаза Х. Лотфаллой. После встречи Г. Чичерин писал: «…Я говорил о желательности создания снова Российского консульства в Джидде. Он также очень на этом настаивал. Я действительно нахожу, что нам крайне важно иметь в Джидде консула. Джидда находится рядом с Меккой; в Мекке христианам жить нельзя, Джидда же есть столица королевства Хиджаз. Наш консул в Джидде будет в самом центре мусульманского мира, ибо все паломники там проходят, и таким образом очень многие совершающиеся в мусульманстве политические движения, которые теперь от нас ускользают, будут происходить перед глазами нашего консула. При нашей мусульманской политике нам, по-моему, необходимо иметь человека в самом центре мусульманского мира».

Дипломатические отношения между двумя государствами были установлены в 1924 году. Генеральным консулом СССР в Хиджазе был назначен Карим Хакимов. Чичерин писал по этому поводу: «Для нас в высшей степени важно попасть в Мекку. Мы именно потому назначаем генеральным консулом мусульманина, чтобы он мог находиться в Мекке. Между тем, кроме т. Хакимова, других подходящих мусульман не оказалось, хотя мы искали очень долго… Тов. Хакимов уже привык к нашей политике, так как много лет занимал у нас посты. Мы решили, что в ближайшем будущем т. Хакимов выедет отсюда в Хиджаз».

Таким образом, в июне 1924 г. Карим Хакимов выехал из Москвы в Джидду. Советскому представителю как мусульманину разрешили вручить верительные грамоты королю Хусейну в Мекке, что он и сделал 9 августа 1924 г. Миссия Хакимова в Джидде стала первым официальным представительством Советского Союза в арабских странах.

Татарский друг Ибн Сауда.

Благодаря посреднической роли, которую К.А.Хакимов сыграл в налаживании контактов между СССР и КСА, а также благодаря его личному авторитету и человеческим качествам, российский дипломат-татарин обеспечил формирование положительного образа Советской России в глазах арабов. Получилось так, что К.Хакимов занимался дипломатическим обеспечением присутствия СССР не только в Саудовской Аравии, но и на Ближнем Востоке в целом. Так, в ходе установления дипломатических отношений СССР с арабскими странами К. А. Хакимов организовал поставки жизненно необходимых товаров и продуктов из СССР, а также оказание медицинской помощи населению региона.

В ходе работы К.Хакимов совершил поездку в Мекку, показал себя в качестве знатока арабского языка, столпов Ислама и сунны Пророка (сгв), проявил себя как истинный мусульманин, выполняя требования Ислама.

Карим Хакимов успешно осваивался на новом месте и должности,  а в 1925 году нашел способ организовать личную встречу с самим Ибн Саудом. Вскоре, в 1926 г. король Ибн Сауд принял титул короля Хиджаза, султана Неджда и присоединенных областей, основав государство, которое чуть позже стало именоваться Королевство Саудовская Аравия (КСА). Уже 16 февраля 1926 г. генконсул СССР Карим Хакимов на автомобиле с советским флажком на капоте, под обстрелом проехал через пустыню от Джидды до лагеря Ибн Сауда и вручил ему официальную ноту, в которой говорилось:

«Правительство СССР, исходя из принципа самоопределения народов… признает Вас королем Хиджаза, султаном Неджда и присоединенных областей. В силу этого Советское правительство считает себя в состоянии нормальных дипломатических отношений с Правительством Вашего Величества». В ответной ноте Ибн Сауд выразил свою «полную готовность к отношениям с правительством СССР и его гражданами, какие присущи дружественным державам».

Так начался новый этап в дипломатической работе К.Хакимова в Саудовской Аравии, который характеризовался тем, что российскому дипломату, как человеку, прошедшему большую школу государственной работы в качестве госслужащего-практика и организатора, довелось принимать самое непосредственное участие в становлении нового государства саудидов и его институтов. В процессе деятельности на этом поприще он завоевал личные симпатии и уважение со стороны королевской семьи и даже стал личным другом главы-основателя правящей ныне династии Абдельазиза ибн Сауда, а также пользовался авторитетом и уважением среди простых жителей.

В сентябре 1928 г. К.Хакимов был назначен представителем Ближневостокторга СССР в Йемене. В СССР считали, что К.Хакимов непременно укрепит позиции СССР в Йемене и даже сможет помирить йеменского имама Яхья с Ибн Саудом, повысив заодно их заинтересованность в дружбе с Советским Союзом.

Однако в дальнейшем СССР отказался от активной внешней политики на Аравийском полуострове и в январе 1932 г. К. Хакимов был отозван в СССР по болезни. Но уже в мае 1932 г. в СССР прибыла с визитом правительственная делегация Хиджаза, Неджда и присоединенных областей. Дело в том, что даже до Аравийского полуострова докатились волны Великой депрессии, и король был вынужден просить у СССР экономической поддержки. Делегацию возглавлял сын Ибн Сауда, наместник Хиджаза эмир Фейсал, исполнявший обязанности министра иностранных дел. Естественно, что в Москве делегацию встречал и сопровождал Карим Хакимов. В его же сопровождении эмир Фейсал был принят М. И. Калининым в Кремле. Встреча прошла в теплой и дружественной атмосфере, однако в экономической помощи было отказано, поскольку СССР был занят коллективизацией и индустриализацией, все ресурсы шли на обеспечение собственного экономического роста.

Сам Карим Хакимов окончил Институт красной профессуры, и в 1935 г. вернулся к дипломатической работе в качестве полномочного представителя СССР в Саудовской Аравии. Его возвращение на Аравийский полуостров вдохнуло жизнь в советско-саудовские отношения. Однако в СССР уже начал раскручиваться смертельный маховик политических репрессий. Его железные зубья зацепили и Карима Хакимова:  6 сентября 1937 г. дипломат был отозван в Москву, арестован, осужден и в 1938 г. расстрелян.

Татарский друг Ибн Сауда

Узнав о расправе над своим другом и советчиком, король Абдельазиз ибн Сауд заявил, что не желает другого советского посла и преемнику К.Хакимова, уже направленному в Аравию, пришлось возвращаться домой. В том же 1938 г. Эр-Рияд разорвал всякие отношения с Советским Союзом. 13 апреля 1938 г. было принято решение об упразднении полпредства СССР в Саудовской Аравии. 11 сентября 1938 г. все сотрудники советской миссии покинули Джидду.  Так закончился первый период истории российско-саудовских дипломатических отношений, в котором выдающуюся роль сыграл наш выдающийся соплеменник Карим Абдрауфович Хакимов.

Спустя всего несколько дней после того, как советский дипкорпус покинул пределы КСА, в недрах аравийской пустыни были найдены первые месторождения качественной нефти, которая до сих пор определяет, как судьбу самой Саудовской Аравии, так и состояние общемировой политико-экономической ситуации. Даже падение СССР, как мы знаем, во многом произошло из-за сговора между руководством США и Саудовской Аравии, которые, обрушив цены на нефть, заставили опустеть советскую казну, питавшуюся за счет продажи углеводородов. А ведь если бы традиции доверительных, дружеских отношений между СССР и КСА, которые заложил татарской дипломат Карим Хакимов были сохранены и приумножены, то история мира была бы совсем другой.

О выдающемся дипломате Кариме Хакимове автору этих строк довелось узнать в ходе исследования путевых заметок выдающегося религиозного мыслителя Мусы Бигиева, которые он делал во время совершения им хаджа в 1927 году. В одной из записей татарский богослов упомянул, что в один из дней пребывания в Хиджазе, он совершил визит к «нашему полпреду». Задавшись вопросом о том, кто бы это мог быть, я обратился к Интернету, который и поведал мне о судьбе замечательного дипломата, который положил доброе начало взаимоотношениям между Россией и Арабским Востоком.

Айдар Хайрутдинов


Поделиться с друзьями:   

Смотрите так же:

Добавить комментарий

Войти с помощью: